Сбор персональных данных при устройстве на работу

Один мой знакомый устраивается на работу в крупную частную федеральную структуру, прошел собеседование и проверку профессиональных компетенций, получил предложение, осталась чистая формальность — подписание трудового договора… И тут началось интересное.

Для оформления отношений работнику предложено заполнить анкету. Некоторые пункты опросника заинтересовали моего приятеля настолько, что он решил поделиться со мной.

Итак, кроме стандартных ФИО, паспортных данных, ИНН и СНИЛС работодатель захотел получить личные данные близких родственников, включая дату и место рождения, сведения о месте жительства, месте работы, в том числе домашний и рабочий телефоны. Такое требование было бы обоснованным, если бы работник принимался на работу, связанную с получением доступа к государственной тайне (там эти сведения нужно предоставить в силу прямого указания закона), но в нашем случае никакой работы с гостайной не предполагается.

Дальше — больше. С работника запросили сведения о водительских правах (номер и дата выдачи), а также обо всех транспортных средствах в собственности и к управлению которыми он допущен на основании доверенности (при этом трудовая функция никак не связана с управлением транспортными средствами).

Следующий интересный вопрос: «Привлекались ли вы когда-либо к административной или уголовной ответственности, если да, указать, когда и за что». Чисто по-человечески мне, конечно, понятно желание работодателя знать и эту сторону жизни работника, хотя закон очень жестко очерчивает круг обстоятельств, при которых работник обязан сообщить о фактах привлечения к уголовной ответственности. Но административка… Мой знакомый, например, имеет водительский стаж почти 20 лет, и за это время неоднократно привлекался к административной ответственности, например, за превышение скорости. Вспомнить все случаи, да еще и с датами, совершенно нереально. А ведь работодатель в конце анкеты требует расписаться в том, что «гарантирую полноту и достоверность всех представленных сведений, даю согласие на их проверку и предупрежден, что работодатель вправе в одностороннем порядке расторгнуть договор в случае предоставления недостоверных (неполных) сведений».

Вам уже всё нравится? Ну тогда ловите на десерт. Среди множества других пунктов работодатель желает знать о долях в уставном капитале и акциях юридических лиц, которыми владеет работник. Представляете? На эту тему можно тоже рассуждать, что, дескать, они хотят предвидеть возможности конфликта корпоративных интересов, но это ведь не топ-менеджер! Работник принимается на рядовую должность и не будет принимать никаких значимых управленческих решений, где этот конфликт мог бы иметь значение.

И это всё происходит сейчас, в августе 2017 года, после вступления в силу изменений в КоАП об ужесточении ответственности за нарушение закона о персональных данных, на фоне того, что в июне-июле из каждого утюга и холодильника распространялась информация на эту тему.

Когда же я спросила своего товарища «а что написано в Политике в области обработки персональных данных работодателя?», выяснилось, что такого документа на сайте работодателя нет, и никто работника с ним не ознакомил. Хотя расписку в том, что он «согласен на обработку персональных данных» с него взяли…

В общем… Я почему-то думала, что уж крупный бизнес-то к настоящему времени должен был навести порядок в работе с персональными данными. Но нет. Хотя уже пора. Совсем пора.

И в заключение. Да, я с удовольствием готова помочь вам в этом сложном и увлекательном деле. Обращайтесь, если что.